АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ

Повинуясь приглашению головного камергера, все присутствующие прошли по длинноватой галерее, в конце которой находился очень большой и пока ещё пустой зал, где царица должна была давать аудиенцию. Большущее позолоченное кресло, схожее на трон, стояло в глубине меж 2-мя окнами. Натёртый паркет поблескивал и сверкал, и Жюв помыслил: на нём недолго АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ и поскользнуться.

Вдруг раздался тяжёлый звук алебард, ритмично ударявших об пол. Мужчины сняли головные уборы, военные подтянулись, дамы расправили широкие юбки, готовясь к реверансам. Два оруженосца вступили в зал неспешным церемониальным шагом, намного опережая возникновение царицу.

В конце концов появилась Её величество Эдвига, царица Гессе-Веймара. Вышло это без АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ всякой торжественности: дама маленького роста торопливо вошла в зал и заняла своё официальное место. Её худенькое нервное лицо временами подёргивалось от тика. Она казалась озабоченной и чуть ответила на церемониальные приветствия придворных.

Не таковой представлял для себя царицу Жюв. Он имел случай созидать её лет двенадцать тому вспять АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ, когда она была ещё только женой Фридриха-Христиана. Тогда и, смотря на неё, комиссар поразмыслил, что из неё получится прелестная царица, прекрасная, стильная, практически величавая. И вот сейчас перед ним была неказистая дама, схожая на буржуазку, с беспокойными движениями, совсем лишённая царской осанки.

Аудиенция началась.

Главный камергер произнёс фамилию, и толстая АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ матрона, сделав три протокольных реверанса, приблизилась к царице и стала что-то стремительно ей шептать. Жюву показалось, что он находится при церковной исповеди.

Около трона Её величества стояли два офицера в парадных мундирах, чуток поодаль охрана с алебардами образовала полукруг. Лица, вызванные в зал для аудиенции, стояли неразговорчивой АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ кучкой, а те, кто остался в галерее, продолжали потихоньку болтать и смеяться.

Жюв услышал, как кто-то звучно выкрикнул:

— Государь граф де Жуфф!

Несколько оробев, полицейский двинулся через просторный зал к царскому трону, стараясь не терять из вида церемониймейстера, стоявшего сзади царицы и знаками дававшего осознать, на каком расстоянии следует АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ тормознуть. Жюв увидел, что, пока он приближался к трону, главный камергер, склонившись к царице, давал ей нужные пояснения. Остановившись на положенном расстоянии, Жюв отвесил церемонный поклон.

— Государь граф де Жуфф, — произнесла царица слабеньким блеющим голосом, — я счастлива познакомиться с вами. Я поздравляю вас с фуррором ваших путешествий. Меня АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ очень интересует жизнь африканских племён. Вобщем, у нас здесь тоже была одна африканская деревня, не правда ли, государь камергер?

— Ваше величество совсем правы, — ответил Эрих фон Кампфен, кланяясь при каждом слове.

— Поздравляю вас, государь, — произнесла царица, обращаясь к Жюву, — и желаю вам фурроров на том пути, по которому ведут вас АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ ваши таланты…

Беседа на этом завершилась, и Жюв задавался вопросом, следует ли ему покинуть зал, но здесь главный камергер сделал ему символ, означавший, как предупредила Жюва госпожа Хеберляуф, приглашение остаться. Полицейский присоединился к группе гостей, удостоившихся чести стоять сзади трона до конца аудиенции. Он слышал, как царица обратилась АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ к старенькому учителю, государю Мюллеру, представившему ей «группу школьников».

— Я счастлива познакомиться с вами, я поздравляю вас с тем, что у вас такие ученики. Я очень интересуюсь жизнью школьников.

Повернувшись к главному камергеру, она добавила:

— Наши школы находятся в процветающем состоянии, не правда ли, государь фон Кампфен?

— Ваше АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ величество совсем правы, — поторопился подтвердить главный камергер.

— Я вас поздравляю и желаю вам фурроров на том пути, по которому ведут вас ваши таланты, — окончила беседу царица.

И Жюв сообразил, что всем участникам аудиенции она повторяет один и тот же текст с наименьшими вариантами. «Вероятно, такая официальная формула», — поразмыслил полицейский, но всё АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ-таки ему стоило труда удержаться от хохота, когда он услышал, как царица повторяет всё это в 3-ий раз, сейчас уже обращаясь к двум молодым девицам в белоснежных платьицах, в первый раз представленным ко двору и начинающим таким макаром свою светскую жизнь.

Но вдруг царица тормознула в центре фразы. Жюв направил АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ внимание, что уже пару минут внимание царицы было отвлечено каким-то предметом, очевидно вызывавшим её раздражение. Она крутилась на троне, наклонялась то на право, то на лево, и в конце концов, прервав аудиенцию, обратилась к главной даме собственной свиты:

— Достаточно удивительно, мадам, что зажгли огромную люстру, тогда как в АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ зале и так светло. Прикажите потушить!

После чего замечания, достойного заботливой домохозяйки, царица приосанилась и продолжала официальную беседу. Но было видно, что ей очень тяжело сосредоточиться, что её всё время отвлекает идея о никчемно используемом электричестве. То и дело глаза её обращались к выключателю, находившемуся в 5 либо АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ 6 шагах от трона. Затесавшись в массу царедворцев, Жюв от всего сердца развлекался их растерянностью. Этикет не позволял первой даме самой погасить люстру. Она передала приказание царицы 2-ой даме, которая, в свою очередь, отправилась разыскивать фрейлину, которая о чём-то болтала с подругой в уголке. Сейчас фрейлине предстояло отыскать первую горничную, чтоб АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ та отдала поручение офицеру охраны, который вызвал бы сторожа, чтоб тот в конце концов выключил люстру.

В один момент шум голосов усилился, масса расступилась, и в зал вступил человек, занимавший, судя по реакции окружающих, высочайшее место при дворе. Царедворцы приветствовали его уважительно, но сдержанно, и скоро АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ вокруг вновь пришедшего установилось ледяное молчание.

Меж тем главный камергер бесстрастно объявил:

— Его высочество царевич Гудульфин!

Царевичу могло быть лет 20 5, у него был неповторимый вид и орлиный нос. Гладко выбритый, по британской моде, он был одет в шикарный придворный мундир, напоминавший своим блеском издавна прошлые времена расцвета царской власти АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ. Его внешний вид составлял разительный контраст его кузине, царице Эдвиге. И по мере того как он приближался к трону, надменно подняв голову и придав лицу ироничное выражение, царица съёживалась на троне, и в её лице, всё посильнее дёргавшемся от тика, возникало что-то обезьянье.

Все знали о том, что АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ давнишняя и непримиримая ненависть делила царствующую династию и младшую ветвь царской семьи и что царевич Гудульфин в отсутствие Фридриха-Христиана воспользовался всеми способностями, чтоб укрепить своё положение. Его сторонники открыто гласили о том, чтоб свергнуть Фридриха-Христиана и возвести на трон Гудульфина. А поэтому многие удивлялись грубости царевича, решившего находиться АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ во время церемонии аудиенции. Были и такие, кто с наслаждением предвкушал вероятный скандал.

Другой вопрос, занимавший разумы присутствующих: появится ли на приёме эрцгерцогиня Александра, еще более прекрасная и величавая, чем жена Фридриха-Христиана? Гласили, что её любви упрямо домогается царевич Гудульфин. Кто знает, может быть, эрцгерцогиня желала занять ещё более АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ высочайшее положение, чем то, на которое она имела право по рождению?

Если б Гудульфин и Александра появились вкупе на приёме, где хозяйкой была царица, это было бы равносильно вызову. Но сразу с прибытием царевича подтвердился ранее разнёсшийся слух, что эрцгерцогиня не придёт под предлогом разыгравшейся мигрени. Правда АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ, все знали, что это менее чем предлог.

Соблюдая правила этикета, царевич Гудульфин склонился перед царицой в низком поклоне и в таком положении ждал, чтоб она пригласила его присоединиться к группе, стоявшей около трона. Но Эдвига, казалось, забыла это сделать. Она была практически загипнотизирована пылающей люстрой и выключателем, к которому АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ никто не решался прикоснуться.

По залу пронёсся шёпот: как поступит царевич? Он вправду находился в затруднительном положении: он не мог ни остаться, не будучи приглашён, ни удалиться, не получив на то разрешения царицы. И то и это было бы грубым нарушением протокола.

Но Гудульфин нашёл смелый выход. Сообразив, чем конкретно была АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ озабочена царица, он непринуждённо подошёл к выключателю и повернул его. Потом, повернувшись к Эдвиге, он иронично произнёс:

— Экономия не повредит, не правда ли, кузина?

Царица поглядела на него с ненавистью и побагровела до корней волос. С очевидным неудовольствием она сухо пригласила царевича сесть рядом с ней. Потом, до того как АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ окончить аудиенцию, она звучно объявила всем присутствующим:

— Сообщаю вам, что я получила сообщение от нашего короля. Его величество пребывает в хорошем здравии и намеревается возвратиться в последнее время.

Потом, вскочив с трона, она, как будто спасаясь бегством, удалилась через боковую дверь так быстро, что окружение и охрана АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ с алебардами чуть поспевали за ней.

Жюв, в течение часа пристально наблюдавший за церемонией, не упускавший ни одной детали, сообразил, какое количество интриг плелось при всем этом дворе, где злословили почище, чем в будках у консьержек, где безпрерывно разыгрывались различные драмы и комедии, где всё было поводом для АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ инсинуации и злоречия, для насмешек и угроз. И чуть только царица удалилась, как до того неразговорчивая масса придворных зажужжала, как растревоженный рой, обмениваясь впечатлениями и колючими замечаниями. Многие вслух осуждали короля за длительное пребывание в Париже, недешево стоившее казне. И полицейский навострил слух, когда около него, уже не впервой, заговорили о принадлежавшем АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ королю красноватом алмазе, судьба которого очень волновала царедворцев.

Жюв знал, что то были не пустые дискуссии. Ни для кого не было потаенной, что в сокровищнице правящей династии Гессе-Веймара имелся прекрасный красноватый алмаз, единственный в мире, ценность которого исчислялась многими миллионами. И вот сейчас высказывалось предположение АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ, что Фридрих-Христиан, оказавшись в затруднительном валютном положении, может похитить и реализовать эту родовую реликвию! Если б такое вышло, ситуация стала бы более чем серьёзной…

Комиссар ощутил, что прикоснулся к некий тайне, очень принципиальной для его расследования. Принципиально было выяснить как можно больше подробностей. С видом полной наивности Жюв завёл разговор со АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ стоявшим рядом с ним капитаном:

— Мне кажется, нет ничего проще, чем выяснить, уехал повелитель с алмазом либо без него: ведь попечение о сокровищах короны, без всякого сомнения, доверено надёжным бюрократам…

— Дорогой граф, — ответил офицер, — сходу видно, что вы приехали из глубин Африки! Зря вы думаете, что так просто АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ проверить наличие либо отсутствие алмаза. Он находится в тайнике, о котором, не считая короля, не знает никто, — я думаю, даже царица. Полностью понятно то беспокойство, которое испытывают люди и из которого царевич Гудульфин уповает извлечь пользу себе. Вобщем, мы, верноподданные короля, не верим этим наветам!

От Жюва не АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ укрылось, что последние слова офицера очевидным образом противоречили его мыслям. Сейчас для комиссара стали проясняться некие происшествия, связанные с пребыванием короля в Париже и с его неожиданным исчезновением. Можно было представить, что Фридрих-Христиан попал в ловушку, подстроенную ему некоторым злоумышленником, стремившимся овладеть алмазом. Очевидно, это была только догадка.

И она АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ была у Жюва не единственной. Полностью может быть, что повелитель, став убийцей в силу событий, решил бежать и прихватил с собой алмаз, который один составлял целое состояние. Но тогда почему царица только-только заявила, что повелитель собирается возвратиться в последнее время? Получила ли она это весть от реального АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ короля либо от выступающего в этой роли Фандора через посредство потешного Вульфенмименгляшка?

Размышляя над всеми этими непростыми вопросами, Жюв покинул парадный зал, миновал галерею и в вестибюле нижнего этажа внезапно столкнулся с госпожой Хеберляуф, которую аккомпанировал почетный седобородый старец, согбенный годами чуть ли не до земли.

— Граф де АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ Жуфф! — отрадно воскрикнула матрона. — Я счастлива представить вам дуайена нашего двора бургграфа де Рунг Кассель…

Жюв низковато поклонился, на уровне мыслей посылая бургграфа к чёрту и выглядывая, куда бы ускользнуть. Но не тут-то было: старец повис у него на руке.

— Я создатель двадцатипятитомного труда, посвящённого Чёрному материку, — проскрипел он АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ. — И мне сказали, что вы только-только возвратились из научной экспедиции по Африке…

Старенькый историк увлёк полицейского в зимний сад дворца.

«Чёрт побери, влип я в историю! — задумывался Жюв. — На данный момент он начнёт расспрашивать меня о всяких африканских поселениях, где я и во сне не бывал». Но очень АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ стремительно полицейский удостоверился, что создатель 20 5 томов никогда в жизни не покидал Глоцбурга! Жюв воспрянул духом и стал смело докладывать собственному собеседнику различные сведения об африканской флоре и фауне.

…Прошёл час, а беседа длилась. Правда, Жюву удалось перенести её на другие, более принципиальные для него, предметы, — на положение в Гессе-Веймаре АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ и при царском дворе. Бургграф пустился в откровенности, и комиссар слушал его с неослабным вниманием.

— Как досадно бы это не звучало! — воскрикнул почетный старец. — Нашу бедную страну раздирают интриги и комплоты… Взять хотя бы эту необычную историю с пребыванием нашего монарха в Париже. Вот вы, милостивый сударь, наверняка, как АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ и все, полагаете, что наш повелитель в отъезде?

Ошарашенный этим вопросом, Жюв не ответил ни да, ни нет.

— Что касается меня, — продолжал бургграф, — то я в это не верю! Дело в том, что я живу рядом с дворцом, и из моих окон отлично видна восьмиугольная башня, где размещены АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ покои короля. Старики моего возраста дремлют плохо. И нередко в лунные ночи я любуюсь величавым силуэтом дворца, в стенках которого протекает жизнь дорогой моему сердечку царской династии! И вот, представьте для себя, уже дней восемь, как я замечаю в окнах царских апартаментов странноватый свет и мелькание каких-либо теней. А АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ ведь считается, что там на данный момент никто не живойёт… И у меня появилось предчувствие, что повелитель Фридрих-Христиан находится не в Париже, как все задумываются, а у себя во дворце. И кто знает, может быть, в качестве арестанта. Ах, государь, если б вы знали, какие АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ чёрные планы против нашего сударя вынашивают царевич Гудульфин и его приспешники! От их можно ждать всего.

Жюв ещё некое время слушивал сетования старенького царедворца, перебирая в голове различные версии событий. И решил, что гипотезы бургграфа, может быть, не лишены оснований. Ведь все усилия по розыску короля в Париже оказались АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ напрасными. И Жюв, отправляясь в Глоцбург, в глубине души возлагал надежды найти там не только лишь сведения о короле, но, может быть, и самого короля… Размышляя, полицейский пристально всматривался в высящуюся по ту сторону окна восьмиугольную башню, составлявшую часть дворца.

Загадочная ТЕМНИЦА

— Боже, как болит голова! Кажется, как будто мне АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ вовнутрь черепа налили раскалённый свинец! И пить страшно охото. Нет, хватит, даю для себя слово больше так не напиваться! Но, где это я? Тут мрачно, как в аду. Ничего не понимаю. Неуж-то ещё ночь? А, сейчас напоминаю. Нет, не может быть! На помощь! На помощь!

Таким было очень противное АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ просыпание короля Фридриха-Христиана. И если б дело ограничивалось только тяжёлым похмельем после бурно проведённой ночи! Но он припомнил ужасную погибель Сюзи д'Орсель и содрогнулся. Перед его очами опять появился образ незнакомца, держащего на руках мертвенное, мёртвое тело. Что все-таки вышло далее? Незнакомец кликнул ему: «Я АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ журналист Жером Фандор, а вы повелитель Фридрих-Христиан!». Означает, этот журналист вызнал его?

Мысли короля путались, и он никак не мог припомнить, что все-таки было далее. Кажется, журналист кликнул ему ещё: «Это вы уничтожили Сюзи д'Орсель! Это вы выкинули её в окно!». Тогда он решил уйти, чтоб его АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ королевское имя не оказалось замешанным в скандальную историю. Но далее, далее. Далее в его памяти был провал!

Он даже не мог для себя представить, сколько времени прошло. И где он находится? Естественно, он был не в «Рояль-Паласе». Он лежал на прохладном земельном полу, и вокруг была полная АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ мгла. Неуж-то его расположили в погреб либо в подвал?

Воздух в помещении был тяжёлым и мокроватым. Издалека и будто бы сверху периодически доносился некий шум. Может быть, он в кутузке? Повелитель улыбнулся: его не посмели бы кинуть в кутузку! И позже, он же невиновен!

По мере того как Фридрих АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ-Христиан приходил в себя, его мысли прояснились и просыпалась воля к действию. Он сел. Потом попробовал встать на ноги, но больно ударился головой о маленький потолок собственной темницы. Удар был так силён, что повелитель опять свалился на пол. Оглушённый, он пару минут лежал бездвижно, Его мысли заполучили внезапную АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ ясность.

«Я стал жертвой нападения, — задумывался он. — Может быть, Жером Фандор был совсем не Жером Фандор, узнаваемый журналист, а под его личиной прятался некий правонарушитель, убийца, глава бандитской шайки. Он убил Сюзи, а позже овладел мною. Он и его сообщники пользовались моим опьянением. Может быть, усыпили меня каким-то наркотиком и притащили АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ сюда. Но куда?».

И он опять, сейчас уже с осторожностью, стал исследовать свою темницу. Это было помещение необычной, неверной формы. Пол был земельный, плотно утрамбованный, где-то его покрывали остатки цемента. Стенки были тоже цементные, прохладные и мокроватые на ощупь. Но выше они становились совсем гладкими, напоминая камень АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ либо металл. Их поверхность была изрезана необычными выступами и выемками. Некие выемки были очень глубокими, то широкими, то узенькими, как кишка. Одни отверстия позволяли арестанту протиснуться плечами, в другие можно было только просунуть руку. Высота потолка тоже была неравномерная. На ощупь было нереально найти размеры помещения. Но Фридриху-Христиану удалось АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ отыскать такое место, где он мог выпрямиться во весь рост и протянуть руки в обе стороны, не касаясь стенок.

Всё это напоминало ужасный сон, от которого нереально проснуться. Нервишки арестанта не выдержали, и он повалился на пол в нервном припадке. Он катался по земле, рыдал, орал АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ, пока не растерял глас. Никто его не слышал, никто не откликался. Он был замурован, как в склепе.

Повелитель опять впал в оцепенение, но чувства его продолжали бодрствовать и принимать окружающее. Его слух улавливал разные звуки. Сначала, это был глухой шум, заставлявший дрожать и вибрировать стенки его узилища. Не считая того АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ, через равные промежутки времени появлялся тяжёлый грохот, доносившийся из-под земли; он приближался, нарастал, потом удалялся, стихал. И были ещё звуки, более слабенькие, более отдалёкие, то исчезающие, то возобновлявшиеся. Откуда появлялись все эти шумы, оставалось загадкой.

Протекли долгие часы. Фридрих-Христиан опять обрёл способность рассуждать. Он был в руках преступников АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ, возможно, тех же самых, которые уничтожили Сюзи д'Орсель. Но почему они его захватили в плен? Поэтому ли, что уничтожили Сюзи, либо же они уничтожили её, чтоб захватить его? Повелитель не мог ответить на эти вопросы. Одно не вызывало сомнения: он был во власти убийц!

Но убивать его они, по АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ-видимому, не собирались. По другому они издавна могли бы это сделать. «А раз так, — продолжал рассуждать повелитель, — они не захочут, чтоб я тут погиб от голода и жажды. Придёт какой-либо тюремщик и принесёт мне пищу. Мне нужно быть готовым к его приходу и попытаться выведать АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ у него хоть чего-нибудть. В этой кутузке нет окон, но ведь должна же быть дверь, либо хотя бы лючок. Нужно не упустить момент, когда этот лючок раскроется, чтоб через него хоть что-то узреть. Это поможет мне сориентироваться».

Фридрих-Христиан забился в угол и стал ожидать. Его часы тормознули. Как АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ сохранить представление о времени? Он направил внимание, что подземный грохот появлялся через равные промежутки времени. Чтоб измерить эти промежутки, он принялся считать собственный пульс, ему было понятно, что средняя частота пульса у человека — около шестидесяти ударов за минуту…

— Господи! — вдруг воскрикнул арестант.

Это восклицание вызвал у него узкий лучик света АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ, вдруг проникший к нему в темницу. Он был таковой слабенький, что не мог рассеять царящий тут мрак. Но это был свет! Он появился из глубины одной из длинноватых и узеньких щелей, каких было много в высшей части необычного помещения. Повелитель сообразил, что в конце щели было малеханькое отверстие АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ, но щель была так узка, что добраться до отверстия было нереально. Это ещё более усилило отчаяние арестанта. Прошло, по его догадкам, 6 либо семь минут, и свет погас…

Опять, в который уже раз, повелитель принялся изучить свою камеру, её необычная форма и полный мрак усложняли его задачку. Разумеется, до АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ сего времени он исследовал её не стопроцентно, так как в одном из углов вдруг спотыкнулся о некий предмет. Наклонившись, он стал шарить в мгле. Минутку спустя веселый возглас сорвался с его губ: то, что он нашел на полу, было горой бутылок! Он поспешно откупорил первую попавшуюся и, так АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ как его сжигала жажда, сделал большой глоток, Каково же было его отчаяние: в бутылке был алкоголь! Пить его означало только усиливать жажду. За куцее облегчение придётся платить новым опьянением и новым мучительным просыпанием, не считая того, погрузившись в полное беспамятство, он наверное пропустит возникновение человека, который должен принести ему пищу. На АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ всякий случай, он откупорил ещё несколько бутылок, но их содержимое было схожим.

Фридрих-Христиан имел силу удержаться. Он продолжал обследование камеры, и новый вопль удивления вырвался из его груди. Сейчас его руки нащупали некоторое подобие древесного ящика. Сорвав крышку, он запустил руки вовнутрь. Там лежали какие-то кусочки мяса АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ. Он схватил какой-то из них, поднёс к лицу, понюхал и с омерзением откинул прочь: это была солёная ветчина. От неё жажда должна была возрасти. Мучимый жаждой, он неизбежно стал бы пить алкоголь и опять впал бы в опьянение. На это и рассчитывали те, кто его сюда АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ заточил!

Долгие часы Фридрих-Христиан лежал бездвижно, переживая моральные и физические мучения. Ему было холодно, хотелось есть и пить. Всё тело ломило, желудок сжимали спазмы голода.

— Я не стану есть эту ветчину, — повторял он про себя. — Нельзя её есть!

Но голод становился нестерпимым, и наступил таковой момент, когда арестант АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ уже не мог себя сдерживать. Он подполз к ящику, схватил кусочек ветчины и скупо впился в неё зубами. Ветчина была страшно солёная, и, чуть утолив голод, он стал ещё посильнее страдать от жажды, так что, утратив над собой контроль, он припал к бутылке и пил, пил большенными глотками.

Опьянение обуяло АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ очень стремительно его ослабленным организмом, голова его закружилась, и он упал на земельный пол. Поначалу он лежал в состоянии темной прострации. Позже его положение представилось ему в смешном свете. Некое время спустя он уже звучно смеялся и пел. Он пел гимн Гессе-Веймара, и это казалось ему безрассудно смешным АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ. Он продолжал прихлёбывать из бутылки, пока алкоголь не сморил его совсем, и повелитель Фридрих-Христиан уснул мертвецки опьяненный на земельном полу.

Отныне злосчастный арестант совсем растерял представление о времени. Ещё один раз он увидел возникновение луча, разумеется, тогда, когда солнце светило прямо в отверстие. Стоило солнцу чуток двинуться АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ с этого положения, как луч исчезал. Он слышал всё тот же временами возникающий грохот, но был уже не в состоянии высчитать временные промежутки. Его разум был всё время отуманен алкоголем, воля ослаблена. Он уже не мог сопротивляться голоду и жажде. Поев ветчины, он припадал к бутылке, пьянел, смеялся, пел АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ, засыпал. Позже пробуждался — и всё повторялось поначалу. В короткие моменты просветления ему казалось, что прошли века с того времени, как он оказался в собственной страшенной кутузке…

— Сир, вы слышите меня?

Искажённый, гнусавый глас донёсся до слуха короля вроде бы издалека. Фридрих-Христиан приподнялся и сел. Ему показалось, что он находится во власти АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ спиртных галлюцинаций.

Но глас продолжал:

— Сир, ответьте мне! Я надеюсь, вы пробудились? Виски, который я предоставил в ваше распоряжение, должен оставлять вам хоть какие-то моменты просветления!

Фридрих-Христиан в ярости сжал кулаки:

— Кто вы? Кто со мной говорит? На помощь! На помощь!

— Послушайте, перестаньте орать АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ! Я далековато от вас. И звать на помощь никчемно!

Колебаний быть не могло: с ним гласил тот, кто заточил его в эту темницу.

— Бандит! — заорал повелитель.

И в течение нескольких минут он извергал на голову собственного неприятеля все известные ему проклятия. Когда он замолчал, глас отозвался:

— Сир, вы ведёте себя как АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ ребёнок. К чему эти крики? Так мы ни до чего не договоримся.

Выкричавшись, повелитель ослаб и сник. От угроз он перешёл к мольбам:

— Сжальтесь! Сжальтесь нужно мной! Я вас обогащу! Я дам вам всё, что пожелаете! Но Бога ради, выпустите меня из этой кутузки. Я тут задыхаюсь АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ.

— Ваши мольбы никчемны! — холодно произнёс глас.

Новый приступ гнева завладел королём.

— Я отомщу! Я отомщу! — повторял он.

Глас ответил всё с этим же ледяным спокойствием:

— Я недоступен для мщения, сир… Будет лучше, если вы будете гласить со мной тихо.

Повелитель, в конце концов, завладел собой.

— Это вы уничтожили Сюзи д'Орсель АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ, мою любовницу? — спросил он.

— Да. Я убил её…

— Вы Фандор… Вы Жером Фандор!

— Сир, вы гласите глупости.

— Как обстоят дела в моём царстве? Как себя ощущает царица, моя жена?.. Что вообщем происходит?

В ответе загадочного собеседника прозвучала откровенная издевка:

— Неуж-то вы думаете, сир, что я на данный АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ момент и тут стану вам читать курс текущей политики? Ваше величество ведёт себя глупо…

— Что вы от меня желаете? Для чего притащили меня сюда? Где я нахожусь?

Повелитель стоял в центре собственной темницы, вслушиваясь в звуки голоса, которые доносились до него сверху и издалека, будто бы через рупор АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ либо какую-то переговорную трубу.

— Сир, — заговорил глас сейчас будто бы более серьёзно, — я с ублажение отмечаю, что наконец меж нами завязывается реальный разговор. Вы спросили, чего я желаю? Спешу вас успокоить: я не желаю вашей погибели! От неё мне не будет никакого прока… Из этого не следует, сир, что я вас АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ не убью, если происшествия того потребуют… В ваших интересах вести себя уместно.

— Я погибели не боюсь!..

— Знаю, сир, что вы смелый человек…

— Тогда для чего вы пытаетесь меня испугать? Для чего держите в заточении?

Ответ был прям и лаконичен:

— Я желаю ваш алмаз!

— Мой алмаз?

— Ваш АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ алмаз, сир… Мне, как и всем, понятно, что все богатства Гессе-Веймара ничто в сопоставлении с вашим личным богатством. А в нём главное место занимает алмаз, не имеющий равных по величине, красе и блеску… Я знаю, сир, что этот алмаз спрятан в вашем дворце, спрятан так, что никто не в состоянии АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ его найти… даже я! Ведь это так, сир?

— Продолжайте… Что вам угодно?

— Я уже произнес: получить ваш алмаз! Он стоит млрд, может быть, больше… Ведь ему нет равных. И только вы понимаете, где он находится… Вы получили его по завещанию от вашего отца. А после вашей погибели его получит по АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ вашему завещанию наследник трона…

— Далее, далее!.. Кончайте эту пытку!..

— Итак вот, сир: вы скажете мне, где находится алмаз, и я пойду и возьму его…

— Никогда! — прохрипел повелитель. — Я не трус!.. Вы не заставите меня гласить!

В голосе его противника опять зазвучала издевка:

— Вы не трус, сир АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ, вы ребёнок! Задумайтесь, поразмышляйте хоть незначительно! Вы в моей власти… Вы ничего не сможете, и никто не может вам посодействовать, ибо никто не знает и никогда не выяснит, где вы находитесь… Вам не остаётся ничего другого, как указать мне, где находится алмаз…

— Нет! Нет!

— Да! Да!.. И я верну вам свободу.

— Нет АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ!.. Если я отдам вам алмаз, вы меня здесь же убьёте!..

— Вы дурачина, сир!.. Я обязан вам это повторить… Получив алмаз, я не стану вас убивать. Я отпущу вас на свободу…

— Ересь!..

— Сир, послушайте… Мне нечего делать с вашим алмазом, из него фактически нереально извлечь выгоду, — ведь он АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ единственный в мире… Его никто не купит, не считая 1-го человека. Этот человек — вы!.. Итак, вот моё предложение. Вы предоставляете мне возможность овладеть алмазом, а я за это возвращаю вам свободу. После этого вы отправляетесь в собственный банк и снимаете со счёта 50 миллионов, — вам это пара пустяков… Вы АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ вручаете эти средства мне в обмен на алмаз. Мне нужно получить средства — и это вам гарантия того, что я вас не убью и выпущу на свободу. Вам нужно получить назад алмаз — и это гарантия для меня… Время и место обмена мы определим таким макаром, чтоб у вас не появился АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ соблазн передать меня в руки милиции, потому что это было бы очень небезопасно… небезопасно вам! Сделка, которую я вам предлагаю, прибыльна нам обоим. Соглашайтесь!

— Я отказываюсь!

— Тогда я добавлю ещё только одно слово… Но оно будет решающим… Если вы отказываетесь, то через два часа будете мертвецом! Ведь в таком случае у АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ меня нет ровно никаких оснований сохранять вам жизнь? Я вас убью — это так же точно, как то, что меня зовут Фантомас!..

Наизловещее имя, отмеченное печатью кошмара и погибели, имя, которое с содроганием повторял весь мир, ошеломило Фридриха-Христиана… Он был в руках Фантомаса! Повелитель кошмара, маэстро кровавых злодеяний АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ угрожал ему гибелью! Неизмеримые пучины ужаса раскрылись перед бешеной идеей короля. Сломленным, дрожащим голосом он ответил:

— Согласен…

Задыхаясь и запинаясь, он растолковал Фантомасу, как отыскать тайник, где хранилась баснословная драгоценность, принадлежащая правящей династии Гессе-Веймара…

Грабитель АЛМАЗА

Вечерком такого же денька, когда происходила аудиенция у царицы Эдвиги, во дворце был должен АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ состояться обычный бал. В отсутствие короля Эдвига одна должна была освещать своим присутствием данное мероприятие, имевшее, вобщем, чисто официальное, протокольное значение. На бал были приглашены только царедворцы, высшие бюрократы и высшие военные.

Царица вытерпеть не могла светские приёмы, свои светские обязанности она делала через силу, и грядущий бал был одной АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ из обстоятельств её дурного настроения в сей день. Её раздражение усилилось, когда она выяснила, что Александра объявила, что непременно будет находиться на балу. Что касается Гудульфина, то он сказал, как будто срочные дела вынуждают его отлучиться из Глоцбурга. В небольшом придворном мирке царевича рассматривали как 1-го из самых АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ верных поклонников эрцгерцогини, упрямо добивающегося её любви.

Что все-таки представляла собой красивая Александра, смущавшая покой гессен-веймарского двора?

Это была ещё юная дама выдающейся красы. У неё была величавая фигура, пышноватые золотистые волосы, страстный взор и неповторимые манеры. Её сторонники обожали повторять, что у эрцгерцогини Александры подлинно АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ царский вид, что, естественно, выводило из себя Эдвигу. В окружении царицы об эрцгерцогине гласили как о злобной интриганке и авантюристке, которая непопросту кружит голову царевичу Гудульфину.

О прошедшем Александры было понятно сильно мало, практически ничего. Она была британского происхождения и связана схожими узами с членами британской династии. Путешествуя по всему миру АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ, она длительно задерживалась в Глоцбурге, причём в придворных кругах считали предпосылкой предпочтения, оказываемого столице Гессе-Веймара, царевича Гудульфина.

Жюв, просто допущенный на аудиенцию с царицой, никак не мог получить приглашение на вечерний был. Даже воздействие госпожи Хеберляуф оказалось в этом случае бессильным. Вобщем, у известного детектива были АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ на этот вечер свои планы…

Около 6 часов к царскому дворцу стали съезжаться экипажи, в главном запряжённые лошадьми, но были и авто. Экипажей было такое количество, что они должны были выстроиться в длинноватую очередь и медлительно, с черепашьей скоростью, продвигаться к главному подъезду. Повдоль всего их пути аллейка была АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ увешана гирляндами разноцветных электронных лампочек. Окна дворца были ярко освещены и кидали блики света в окружающую мглу. По другую сторону дворцовой ограды собралась масса городских жителей полюбоваться прекрасным зрелищем. Некие из их проходили в парк, пользуясь или особым пропуском, или невнимательностью охраны. Эти счастливцы получали возможность разглядеть поблизости выходивших из АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ экипажей дам в мехах и парней в расшитых золотом придворных мундирах. Драгоценности дам, бриллиантовые колье и подвески, кольца и браслеты, увенчанные драгоценными камнями, сверкали в лучах лампионов, освещавших широкую парадную лестницу.

В то время, как в центральной части дворца царствовали суета и оживление, в левой его части, примыкавшей к восьмиугольной АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ башне, было пусто и мрачно. Казалось, это была окаянная зона, куда приглашённые не вожделели вступать.

Вобщем, один человек составлял исключение. Отделившись от торжественной толпы, он исподтишка, прячась за деревьями и кустиками, направился к восьмиугольной башне. Этим человеком был Жюв.

Имея пропуск в дворцовый парк, полицейский пользовался им для собственных целей АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ.

Приблизившись к башне, он тормознул за деревом и удовлетворённо потёр руки.

— Ночь — хоть глаз выколи, — проворчал он для себя под нос, — как раз то, что мне нужно…

Он похлопал себя по кармашкам и продолжал:

— Все мои инструменты на месте… Электронный фонарик тоже при мне… Крепкая шёлковая верёвка АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ… так, обмотаем её вокруг пояса… Что ж, я готов повторить подвиги средневековых рыцарей и рискнуть жизнью ради короля!

«Рыцари былых времён! — на уровне мыслей продолжил Жюв собственный монолог. — Они сражались ради соц и политических целей. Я не могу претендовать на настолько завидную роль… Я всего только полицейский, это куда наименее почётно АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ, зато более современно!»

Всматриваясь в высившееся перед ним массивное сооружение, он продолжал размышлять: «Прекрасная архитектура! Сейчас уже так не строят… Стенки сложены из глыб натурального камня. Представляю для себя, какова их толщина. Высота этажей тоже значительная. Да, конструкторам в те времена не приходилось сберегать на жилой площади АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ!»

Жюв прошёлся у подножия башни и сделал несколько гимнастических упражнений, чтоб разогреть мышцы.

— Хе-хе! — проворчал он. — Хоть мне и за 40, а я ещё в хорошей форме… Зрение хорошее, руки и ноги не подведут… Итак, вперёд, на штурм!

От громоотвода, укреплённого на крыше башни, и до самой земли АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ тянулась толстая проволока. Хватаясь за неё руками, Жюв начал подниматься по стенке, пользуясь выступами в каменной кладке, также трубой водостока. Без особенного труда он добрался до окна второго этажа и тормознул передохнуть, делая упор ногой о подоконник. Древесные ставни были закрыты и заперты стальными болтами. В этом для Жюва АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ не было ничего внезапного. Он продолжал подъём, становившийся с каждым метром сложнее и опаснее. На 3-ем этаже окна также оказались запертыми. Нимало не растерявшись, полицейский полез выше и скоро оказался на крыше.

Крыша башни была черепичной, с очень крутым наклоном, но понизу её облегало узкое кольцо, двигаясь по которому, Жюв обошёл практически АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ полный круг.

— Ага! Вот то, что мне нужно! — воскрикнул он, завидев достаточно широкую каменную трубу, высшая часть которой доходила ему практически до пояса. — Я верно сделал, что во время обеда у Хеберляуфов ознакомился с висевшим на стенке планом дворца. Непременно, это труба от камина, который находится в АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ большенном зале ожидания меж центральной частью дворца и царскими апартаментами.

Жюв поднялся на трубу и спустил ноги в её отверстие. Упираясь руками и ногами в стены дымопровода, он стал спускаться. «Здесь много сажи, — задумывался Жюв. — Хорошенький у меня будет вид, когда я вылезу из камина! Но другого метода попасть в АУДИЕНЦИЯ КОРОЛЕВЫ ЭДВИГИ царские покои у меня нет…»


atlas-po-sudebnoj-medicine-pod-red-pigolkina-yuibogomolovoj-in-m-mia-2006-312-s-il.html
atletizm-i-fizicheskaya-forma.html
atmosfera-cheloveka-aura.html